История света: маяк Поворотный



Из всех технических сооружений маяки, возможно, самые романтичные: одинокая башня на скале, шум волн, крики чаек и луч света, прорезающий темноту. Одни из самых красивых маяков России и Дальнего Востока расположены в Приморском крае. Каждый неповторим, причём речь не только и не столько о технических, архитектурных или географических особенностях – образы маяков создают люди, которые на них работают. В чём-то они все похожи: современные затворники, променявшие стремительный ритм современной жизни на размеренное, почти медитативное существование в одиночестве. Казалось бы, задача маяков – служить путеводной нитью для морских судов – в век спутниковых технологий стала почти символической. Но смотрителей, или, как они сами себя называют, маячников, это не смущает. Скорее, напротив.
***
Чтобы понять, что за люди десятками лет работают на маяках мы отправились на побережье Приморского края и записали их истории.


1.

Старинное сооружение, обдуваемое ветром, волны, разбивающиеся о скалы, судно на горизонте… Наверное, так представляют себе маяки те, кто ни разу их не видел. Как ни странно, маяк Поворотный – именно такой. Едешь из Владивостока несколько часов по дорогам, потом – по плохим дорогам. Наконец, ползёшь по сопкам, на которых легко перевернуть машину – настолько они крутые. Но когда открывается вид на маяк – ощущаешь себя уже где-то не в России, да и вообще не на «материке». А будто бы в картинке из детской книжки.

2.

Дальность действия маяка Поворотный – 22 мили.
Свет – белый
Международный номер маяка – М7572
Год постройки – 1892
Расстояние от Владивостока – 105 км


3.

В настоящее время на мысе, где расположен маяк, живут и трудятся три человека, среди которых смотритель Сергей и Константин — техник, следящий за работой оборудования. А история старинного берегового ориентира началась с 1787 года. Тогда неподалеку от скалистого мыса, в нескольких километрах от современного города Находки, стояла флотилия известного французского мореплавателя Франсуа Де Лаперуза. Члены экипажа отмечали здешние берега на карте. Так в гидрографической литературе появились первые упоминания мыса, который позднее будет именоваться Поворотный.

4.

Сергей Митянин докуривает «Яву» около технического помещения и подходит к нам здороваться. У этого низкого мужчины в шапке обветренное лицо, крепкое рукопожатие, но отчего-то совсем не суровые глаза. Может, из-за того что хозяин на мысе Поворотном не только он, но и история?

5.

Маяк Поворотный, построенный ещё в XIX веке в акватории залива Петра Великого, – образец военно-морской архитектуры. В нём три яруса. Стены первого – в полтора метра толщиной, рамы и двери – дубовые. На втором ярусе расположена каюта, декорированная красным деревом, а в её центре – мачта с памятной табличкой о строителях маяка. К каюте ведёт клёпаная винтовая лестница. На третьем ярусе установлено сердце маяка – огромная линза в полный человеческий рост.

6.

Погода здесь меняется каждые 15 минут: не заметишь, как уже сносит ветром. То есть буквально – сносит так, что катишься: его скорость доходит до 40 метров в секунду. Мы с Митяниным спешно заходим в техническое здание, чтобы спастись от непогоды. В нём всё пропахло историей: коридор с портретами знаменитых мореплавателей, старинная табличка с техническими данными маяка, наконец, большой портрет Ленина. В комнате, заставленной электронной аппаратурой, мы и останавливаемся. Начальник маяка достает сигарету; не снимая шапки, чешет голову и смотрит в глаза: мол, начнём?

7.

8.

-Моя военная специальность – летчик-истребитель. Я под Саратовом в полку летал. Потом уволился, был на гражданке. Жил в Караганде. А когда в 1990 году русских везде поперли, то приехал сюда, к друзьям, и устроился работать в местную компанию. У меня же и диплом сельскохозяйственный, и офицерское звание. На Поворотный нужен был такой человек, который бы и скотину держал, и маяком занимался. Ну, меня и позвали. Это было в 1994 году. Когда я приехал, поразился окружающей красоте. Я бы сказал, что до сих пор к ней не привык.

9.

10.

-Раньше у нас было 8 человек в штате, сейчас только три. Много людей приходило, много уходило; кого-то выгонял. Почему? Некоторые думали: маленький коллектив, всё можно, никого же нет. А ведь тут необходима самодисциплина. А некоторые не приживаются потому, что им общение нужно. Какому-то еще кажется, что здесь просто работать. Но это не так. Здесь нужно всё уметь. Например, радиостанцию починил, она пять лет служит. А потом время проходит – и опять приходится вспоминать. В городе-то легко деталь какую-нибудь заменить, у нас же сначала надо найти причину, затем ехать покупать какую-то гайку. Потому что взять негде: магазина рядом нет.

11.

12.

В 1870 году, по настоянию знаменитого гидрографа В.М. Бабкина, был организован военный пост-жилье для смотрителя и небольшой столб, на который после захода солнца вешался фонарь.
13.

С каждый годом судов становилось все больше, а опасный мыс требовал постоянного навигационного ограждения. «Омаячить» Поворотный планировалось в 1883 году, но на это не хватало денег. По этой причине стройка началась только в 1890-м. Маячное оборудование на мыс доставляли в разобранном виде из Франции, а строительство завершили в июне 1892 года. Башня была оштукатурена и окрашена в белый цвет, фонарное сооружение – в красный. Согласно историческим сведениям Гидрографической службы первый луч с башни маяка Поворотный стал виден 6 июля 1892 года.

Башня навигационного ориентира восьмигранная, высотой в девять метров. При этом высота скального утеса 74 метра. Белый свет маяка был виден с расстояния в 23 морские мили. Вскоре здесь построили отдельное здание для сирены. В октябре 1893 года она издала первый звук.
14.

-Конечно, есть и свои трудности, и свои плюсы. Минусы какие? Работа без выходных и праздников. Второй минус – маленький, не такой, как раньше, коллектив (в советское время на маяках работало по 12-18 человек). А плюсы какие? Удалённость, своего рода свобода. Если ты начальника видишь раз в год – это хорошо или плохо? Пускай раз в год он тебя отругает и вздрючит – но это раз в год. Кроме того, природа – с трёх сторон море. Некоторые его в жизни ни разу не видели, а я тут живу. Но природа часто и мешает. Бывает, что тайфуны у нас такие сильные, что с ног свалит и может покатить.

15.

16.

-Как-то, в 90-х годах, работница пришла, говорит: «Не могу, рожаю». Ну, пришлось прямо на маяке роды принимать, а потом скорую ждать, так как тайфун не проходил. Бывает, у нас тут летают доски, шифер, крыша. А почему выходить в такую погоду нельзя, знаете? По башке даст – и будешь здесь лежать. А мы это воспринимаем привычно: ураган и ураган. Еще бывает, что ничего не видно кругом. Я как-то две недели в тумане жил. А потом, когда в другую местность въезжал, чуть не ослеп, потому что солнцезащитные очки забыл.
 


17.
Маяк пережил второе рождение после гражданской войны и интервенции 1920-х годов, когда была образована Дальневосточная республика. В те годы здесь правили все, у кого было влияние и поддержка военных. Войска Чехословакии, Франции, Канады, Великобритании, Японии и США оккупировали всю Дальневосточную республику. Власть с переменным успехом переходила от одних к другим, а то и вовсе к зарождающимся Советам. На маяке периодически происходили перестрелки с грабителями. Весной 1919 года на Поворотный прибыл вооруженный отряд большевиков. Для защиты революции у «маячников» были изъяты продукты, топливо и патроны с ружьями.
18.
После гражданской войны маячный городок на мысе Поворотный пережил несколько ремонтов. Иногда их приходилось делать после традиционных для здешних мест тайфунов. Места здесь открытые, и ураганный ветер — обычное дело.

Маяк Поворотный вписал свое имя и в историю Второй Мировой, когда вдоль этих берегов шли караваны с грузом ленд-лиза из США во Владивосток… После войны маяк прошел своего рода модернизацию — старую девятиметровую башню нарастили до 12 метров. На месте осыпавшейся от постоянных ветров и соленой влажности штукатурки видна старая каменная кладка, не свойственная для советского периода. Дубовые двери давно заменили на металлические. Сохранилась оконная рама и клепанная винтовая лестница и поворотная станина.

19.
Сердце маяка — его линза. Ее конструкция отличается от тех, что установлены на других маяках, своими размерами. На Поворотном она с человеческий рост. Она состоит из множества стеклянных концентрических колец в 70 мм толщиной, примыкающих к друг другу и закрепленных в медном каркасе. Лучи света, проходя сквозь кольца, которые сделаны в виде призмы, преломляются и бьют на 22 морские мили с радиусом в 230 градусов.
20.
Шесть секунд света, две секунды темноты. Полный цикл проходит всего за восемь секунд и повторяется вновь. И так всю ночь… до тех пор, пока лучи рассвета не появятся над горизонтом.
21.

22.

Вы можете спросить, нужны ли вообще маяки? Если коротко – нужны. На море всё должно дублироваться. Кроме GPS на корабле должны быть ещё средства навигации. Тем более что в этом GPS или Глонасс? Любая поломка выведет его из строя. А маяки привязаны к одному месту. Как работали всегда – так и будут. Не думаю, что они каких-то больших затрат от государства требуют.

23.


25.

26.

27.
Стоит отметить, что маяк был свидетелем крупных морских аварий. Летом 1941 года недалеко от мыса на советской мине подорвался краболов «Тунгус». Судно затонуло, унеся с собой 22 члена экипажа. Также недалеко от мыса произошло столкновение судна «Академик Берг» с подводной лодкой «К-56». Тогда погибли 27 человек, из них 16 офицеров, 5 мичманов, 5 матросов, один гражданский специалист из Ленинграда.
28.

29.

30.

-Помню, в 90-е годы маяк Находка закрыли, а потом через какое-то время танкер на скалы в том месте налетел. И тут же кинулись восстанавливать и запускать маяк! Потому что самое опасное мореплавание – возле побережья. Многие ещё уверены, что маяк – только лампочка. А ведь это многофункциональная вещь. У нас – оборудование Глонасс, у других – радиомаяки. Лампочка-то ладно. Она, может, и отойдёт. Убрать-то всё можно. Но Россия одна во всём мире маяки не отменит. Кто знает, что будет дальше?

31.

32.

33.

-Ещё меня любят спрашивать гости: а не одиноко жить на таком удаленном маяке? Я всегда отвечаю: скучно бывает скучным людям. Однажды вышло, что 11 дней был один: кто-то приболел, кто-то – в отпуске. Так занятия у меня всегда есть! Схему старую нашел, фильм посмотрел, почитал. Понимаете, здесь ритма никакого нет. День или ночь – без разницы, в любой момент можешь подняться на работу. Поэтому на маяке время не прекращается.

34.

35.

-Конечно, иногда задумываюсь о жизни. Я не жалею, что уже давно тут. Много поработал, многое повидал, время быстро пролетело. Я на маяке десятилетиями подводным плаванием занимался, рыбалкой, охотой; с женой все нормально, дети и внуки есть – Серхио и Хуан (их мама в Испании живёт). Ну, о смерти тоже могу немного поговорить. Три года назад инфаркт пережил, перенёс очень сложную операцию. И знаете, мне абсолютно без разницы, где смерть меня застанет и где похоронят. Когда ты умер, тебе до лампочки, будешь ты лежать около маяка или в другом месте. Главное – надо шевелиться и работать, пока жив!

36.

37.

После долгого разговора начальник маяка приглашает нас пообедать. В жилом доме, за столом, со скоростью ветра появляются лучок, макароны, котлетки, хлеб, пасхальные куличи, куриные яйца, самогон. «Не пугайтесь, у него очень мягкий вкус, я его сам делаю», – улыбается Митянин, разливая нам по стопке. Впрочем, он сразу уточняет: выпить можно только в свободное от работы время. Мы сидим у него до вечера, а когда прощаемся, глаза начальника маяка улыбаются.

38.

На последок фото от Макса Каленника:
39.


Текст: dv.land, Макс Каленник
Читать и смотреть материал на сайте dv.land


--
О проекте:

Как вы, наверное, догадались, мы пишем о Дальнем Востоке. Если спросить жителя Калуги, Саратова или Москвы, где находится Якутия и чем она отличается от Камчатки, он ответит в лучшем случае что-нибудь про оленей и вулканы.

Большая часть жителей страны представляет себе Дальний Восток (на минуточку, 36% территории России) как землю, населённую китайцами и пограничниками, с дешёвой икрой и суровым климатом, гейзерами и алмазами.

Но мы-то знаем, что это не так. Или не совсем так. Мы видим эту территорию как территорию возможностей. Мы хотим, чтобы таким Дальний Восток знала вся страна, а с ней – и весь мир. Именно для борьбы с невежеством и стереотипами ТАСС запустил новый проект – DV.


Наш сайт состоит из шести разделов: «Новости» (актуальные события региона),«Экономика» (простым языком о сложных вещах), «Люди» (истории героев, делающих Дальний Восток таким, какой он есть), «Туризм» (путеводители и статьи для путешественников и о путешественниках), «История» (от первопроходцев до наших дней) и «Территории» (самый красивый раздел сайта – удивительные фотопроекты, уникальные репортажи из отдаленных уголков Дальнего Востока).  Для вашего удобства мы разработали мобильную и планшетную версии сайта. Вся жизнь региона – на экране вашего устройства.

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram: брифы новостей и свежие материалы за день о Дальнем Востоке: @dvland или по ссылке https://telegram.me/dvland;

только срочные новости: @dvland_bn или по ссылке https://telegram.me/dvland_bn.

Мы выбираем для вас самые важные новости и готовим лучшие материалы о том, что происходит в регионе и как это отражается на жизни всей страны. Помните, завтра на Дальнем Востоке наступает раньше, чем в остальной России.


                                  
                                                                                                                                                                    Фото: Тимур Ахметов



--
Спасибо за внимание!
--
-Использование фотоматериала разрешается только при моем личном согласии.
-Если вы используете фотографии в некоммерческих целях не забывайте ставить активную ссылку на мой журнал.
-Все снимки, размещенные в этом журнале, моего авторства, если не написано обратное.
-Текстовое описание объектов использовано из открытых источников
smitsmitty

Записи из этого журнала по тегу «маяк»